Дым Отечества

DSC_0226_сНа фото встреча Главы Императорского дома Романовых Е.И.В. Государыни Великой Княгини Марии Владимировны и ее сына Е.И.В. Государя Наследника Цесаревича Великого Князя Георгия Михайловича с полномочным представителем Президента Российской Федерации в Крымским федеральном округе Героем России Олегом Белавенцевым и его заместителями – генерал-лейтенантом Николаем Водорезовым и Владимиром Бобровским.  19.05.2016г. Читать далее

Глава Дома Романовых и Цесаревич скорбят в связи с террористическим актом в Ницце

Глава Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыня Великая Княгиня Мария Владимировна и Е.И.В. Государь Наследник Цесаревич и Великий Князь Георгий Михайлович скорбят в связи с террористическим актом в Ницце. Их Императорские Высочества выражают глубокие соболезнования родным и близким погибших, молятся о упокоении убиенных и о скорейшем исцелении раненых.

 Ответом на очередное отвратительное и зверское преступление, совершенное в городе, имеющем особое культурно-историческое значение и для Франции, и для России, должно стать еще большее сплочение наших народов во всеобщей борьбе с всемирным злом безбожного и бесчеловечного терроризма.

Дом Романовых, династические ордена и дворянство Российской империи

5

Разъяснение Канцелярии Е.И.В. по поводу статуса и исторических прав Российского императорского дома Романовых и о формах существования исторических институций в современном мире

В средствах массовой информации периодически появляются публикации заявлений некоторых общественных деятелей и организаций, которые ставят под сомнение статус законных глав Российского императорского дома и их исторические права. Эти заявления не соответствуют действительности, правовым реалиям, исторической правде и логике, основаны либо на  неосведомленности авторов, либо на их заведомой необъективности и недоброжелательности, и вводят общественность в заблуждение.

 Канцелярия Главы Российского Императорского Дома представляет вниманию всех, кого это интересует и может касаться, ответы на наиболее типичные и распространенные вопросы, касающиеся статуса Российского Императорского Дома, его исторических прав и, в целом, форм существования исторических институций в современном мире.

 Как можно охарактеризовать правовой статус царственной династии, лишенной власти в результате революции?

 Царственные династии, в том числе лишенные власти в результате революций, всегда сохраняют неотъемлемый статус исторических институций, то есть фамильных корпораций, имеющих несомненную преемственность с момента своего возникновения и осуществляющих деятельность по своим внутренним историческим законам.

 По аналогии с нормами церковного канонического права, регулирующими жизнь Церкви и ее членов независимо от любых политических перемен, нормы исторического династического права продолжают действовать в духовной, правовой и социокультурной сфере, определяемой традиционалистскими идеями и принципами.

Сохранился ли Российский императорский дом Романовых после революции 1917 года и расстрела царской семьи? Есть ли у него законная глава?

Российский царский и императорский дом Романовых был призван на престол Великим поместным церковным и земским собором 1613 на основании ближайшего родства по женской линии с угасшей первой династией Рюриковичей и правил Россией до 1917. До революции Российский императорский дом Романовых являлся родом, обладающим рангом государственного учреждения, из среды которого в определенном законом порядке происходили носители верховной власти.

5 апреля 1797 всероссийский император Павел I издал Акт о престолонаследии и Учреждение о императорской фамилии, определяющие порядок наследования престола и принадлежность к Российскому императорскому дому. Эти акты с некоторыми дополнениями, сделанными в XIX-ХХ вв., лежат в основе династического законодательства. Целью акта о престолонаследии, по словам самого законодателя Павла I, является «дабы государство не было без наследника, дабы наследник был назначен всегда законом самим, дабы не было ни малейшего сомнения, кому наследовать». Таким образом, российское династическое право с 1797 года не допускает существования «претендентов» на престол[1] и всегда указывает на одно-единственное лицо, обладающее правами на возглавление дома Романовых и, соответственно, на престол при наличии монархического государственного строя.

После революции 1917 года и упразднения монархии, Российский императорский дом, несмотря на утрату власти и статуса государственного учреждения, продолжает существовать как историческая институция на своих исторических юридических началах в полном соответствии с династическим законодательством.

Иной правовой основы для определения состава и внутренней иерархии Российского императорского дома, кроме фамильного династического законодательства, не существует и не может существовать.

Вопрос возглавления династии решается в соответствии с законным порядком, «не допускающим уже никаких перетолкований и не оставляющим места никакому выбору между несколькими лицами царствующего дома»[2].

Правовой статус глав Российского императорского  дома определяется исключительно нормами династического права и не зависит от чьего либо признания или непризнания.

 Права и прерогативы, связанные с достоинством главы Российского императорского дома, принадлежат тому лицу мужского или женского пола, которое на данный момент является старшим представителем старшей династической линии и исповедует православную веру.

Права глав Российского императорского дома после революции 1917 года – императора в изгнании Кирилла Владимировича, великого князя Владимира Кирилловича, великой княгини Марии Владимировны и ее наследника великого князя Георгия Михайловича – основаны на соблюдении норм династического права в их системной взаимосвязи, без каких бы то ни было произвольных изъятий или добавлений к ним.

Не противоречат ли монархические убеждения и их выражение Конституции и законодательству республиканского государства?

Любые убеждения и право их высказывать не могут быть запрещены законным образом, если они не содержат призывов к насилию и преступлениям. Только тоталитарные государства, попирающие мораль и право, могут запрещать исповедание традиционалистских идей, в  том числе, идеи монархии.

 В 13 статье Конституции Российской Федерации закреплены нижеследующие справедливые гарантии: «1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие.  2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

 Никто в Российской Федерации не лишен права исповедовать любые убеждения и отстаивать их, кроме тех, чьи идеи и действия «направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни».

Таким образом, Российский императорский дом и верные ему соотечественники имеют гарантированное Конституцией право придерживаться системы идеалов, принципов  и духовно-культурных ценностей православной легитимной династической наследственной монархии и свободно говорить о том, что по их убеждению составляет преимущества монархического строя.

При этом глава Российского императорского дома е.и.в. государыня великая княгиня Мария Владимировна и ее сын и наследник е.и.в. государь цесаревич и великий князь Георгий Михайлович являются гражданами Российской Федерации и полностью лояльны ее Конституции, действующему законодательству и существующей государственной власти. Члены Российского императорского дома и их единомышленники хранят верность монархической идее, но никому не хотят ничего навязать, не ставят никаких условий и полностью открыты для сотрудничества с соотечественниками иных убеждений в общем служении Родине и укреплении основ правового государства и гражданского общества, в обеспечении безопасности России, в поддержании религиозного, расового, национального и общегражданского мира, в защите чести и достоинства человеческой личности, в сохранении и приумножении духовного, природного, исторического и культурного достояния, во взаимопомощи, делах милосердия и благотворительности.

В чем заключается главный смысл существования Российского императорского дома?

 В год празднования 400-летия окончания Смуты и всенародного призвания на царство дома Романовых (2013) святейший патриарх Московский и всея Руси Кирилл, отвечая на вопрос об отношении к династии в современных условиях, очень глубоко и ёмко сформулировал постоянный смысл существования Российского императорского дома: «В лице великой княгини Марии Владимировны и ее сына Георгия сохраняется преемственность Романовых — уже не на Российском императорском престоле, а просто в истории»[3].

Именно сохранение преемственность в истории составляет главный долг и главное право любой царственной династии, независимо от того, будет ли когда-либо вновь востребована на государственном уровне монархическая идея и система её принципов и учреждений.

 В нынешней действительности, когда Российская Федерация является демократическим государством с республиканской формой правления, и престола как государственно-юридического явления не существует, Российский императорский дом не принимает участие в какой бы то ни было политической деятельности, но остается неотъемлемой частью социокультурной жизни страны, одной из основ её гражданского общества и живым символом исторической преемственности.

Если приверженность монархической идее является законной, то не противоречат ли республиканской Конституции и действующему законодательству нормы династического права, существование императорских орденов и наград, титулов и дворянства и т.п. элементов монархической системы ценностей?

Нет, не противоречат.

Право существует в нескольких формах: в форме законов, в форме  договоров,  в форме обычаев, в форме канонического права и в других формах. В нашем государстве все они реально существуют и применяются постольку, поскольку не противоречат закону.

В Преамбуле Конституции России содержится положение, что народ принял ее (Конституцию), «чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость». Внутренние законы исторических институций (каноническое право Русской православной церкви, фамильное законодательство Российского императорского дома), действуют не только не вопреки Конституции, но, наоборот, конкретизируя и развивая вышеуказанное положение ее Преамбулы, а также статьи 44: «(…) 3) Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры».

 Если же какие-то отдельные нормы церковного канонического права или династического права не могут в настоящее время соблюдаться, то они не применяются, так как и Церковь, и Российский императорский дом признают приоритет действующего государственного права и приводят свою правоприменительную практику в соответствие с этими нормами.

 Титулы и гербы Российского императорского дома, его фамильные ордена и награды, дворянство и другие составляющие исторической символической системы монархических институций более не имеют государственного статуса, не дают никаких привилегий, но остаются памятниками истории и частью культурного наследия России.

А есть ли международные аналоги сохранения династических орденов? Как решился вопрос с существованием орденов и наград нецарствующих императорских и королевских династий в других странах мира?

 Прежде всего, нужно понимать, что императорские и королевские ордена – это не только и не столько знаки отличия, сколько организации – почетные и благотворительные корпорации при царственных династиях. Почестью и наградой является не само по себе право ношения некоего знака на ленте или колодке, а сопричисление к этой корпорации. Знаки же орденов являются лишь символами принадлежности к  той или иной почетной орденской  корпорации и ранга в ней.

 С международно-правовой точки зрения, сохранение исторических орденов учредившими их династиями и после утраты политической власти является общим правилом (многочисленные королевские, герцогские, княжеские германские дома, Австро-Венгерский дом Габсбургов, Италия (не только Савойский дом, но и династии Обеих Сицилий, Пармы, Тосканы), Португалия, Сербия, Черногория, Албания, Грузия и др.).

 Династические ордена признаются международным экспертным научным сообществом (в частности, Международной комиссией по изучению рыцарских орденов, публикующей официальный их регистр, см. http://www.icocregister.org/history.htm; http://www.icocregister.org/2003main.htm  и др.),  другими царственными династиями (в том числе правящими; так, кавалерами австрийской ветви ордена Золотого Руна после революции 1918 года в Австро-Венгрии были царствующие европейские монархи), суверенным Мальтийским орденом, Поместными Православными церквами, Римско-католической церковью.

 В некоторых случаях внутреннее законодательство республиканских стран даже предусматривает возможность официального признания награждений династическими орденами (например, в современной Черногории статус нецарствующего королевского дома определён законодательно, в Италии МИД имеет право выдавать разрешение на ношение орденов итальянских династий и т.д.). В других случаях действует международное право. При этом исторические статуты некоторых орденов предоставляют их кавалерам потомственное или личное дворянство.

Некоторые династии сохраняют фамильные ордена преимущественно для членов королевской семьи, другие (в частности, Итальянский, Португальский, Черногорский королевские дома) осуществляют многочисленные награждения, а их кавалеры объединены в ассоциации, занятые благотворительной деятельностью.

Где можно ознакомиться с правилами возведения в достоинство кавалеров и кавалерственных дам Российских императорских и царских орденов, с правами и обязанностями, с церемониалом?

 Принципы существования Российских императорских и царских орденов в современных условиях сформулированы в официальном акте, утвержденном главой Российского императорского дома е.и.в. государыней великой княгиней Марией Владимировной 21 ноября 2014 года, обобщившем исторически сложившуюся на данный момент практику орденской деятельности. Этот акт именуется «Учреждение о Российских императорских и царских орденах», его полный текст опубликован и находится в свободном доступе в Интернете:

http://www.imperialhouse.ru/rus/history/title/award/award3.html

 Внешняя символическая и ритуальная сторона орденской деятельности ни в коем случае не является для Российского императорского дома и самих кавалеров приоритетной. Она призвана украсить главную и первостепенную работу, поднять дух участников благотворительный, просветительских и патриотических проектов. Конечно, они трудятся и жертвуют не ради почестей и наград, а ради помощи другим людям, ради своей страны. Но знаки внимания, благодарности, почёта и уважения со стороны государства, церкви, династии и других авторитетных учреждений и исторических институций ободряют и воодушевляют людей на новые труды и свершения.

 Правда ли, что принадлежность к некоторым Российским императорским и царским орденам, титулы и дворянство можно приобрести за деньги?

 Нет, это бессовестная ложь и клевета, распространяемая заведомо недобросовестными и бесчестными людьми или безответственными сплетниками.

 В России никогда не существовало практики приобретения дворянского достоинства, титулов или принадлежности к орденам за деньги. Если такие коррупционные явления в редких случаях имели место, до революции это являлось государственным преступлением, а после революции – беззаконным и гнусным злоупотреблением доверием глав Российского императорского дома.

В Российской империи, действительно, существовали установленные статутами орденов взносы в Капитул императорских орденов и наград. Но эти взносы были не «платой за орден», а законодательно установленной формой участия кавалеров в благотворительной и церемониальной деятельности орденов.

 Факты возведения в кавалерское достоинство не только за государственную и военную службу, но и за благотворительную деятельность (строительство храмов, школ и больниц, помощь богоугодным заведениям, меценатство и т.п.), конечно, ни в коем случае не могут быть истолкованы как «покупка» принадлежности к ордену.

 В настоящее время по воле главы Российского императорского дома е.и.в. государыни великой княгини Марии Владимировны любые обязательные взносы кавалеров Российских императорских и царских орденов официально полностью УПРАЗДНЕНЫ.

Согласно параграфу 9 Основных положений «Учреждения о Российских императорских и царских орденах», «Все взносы в Капитул, установленные статутами Орденов, учрежденных до революции 1917 года, отменены. Никаких иных сборов, связанных с возведением в достоинство кавалеров (кавалерственных дам) Российских Императорских и Царских Орденов, не допускается. Во всеобщее сведение объявляется, что любые попытки осуществить какие бы то ни было сборы за причисление к Российским Императорским и Царским Орденам являются неправомерными и несанкционированными действиями, и если такие недопустимые случаи где-либо имеют место, о них следует немедленно сообщать в Канцелярию Главы Российского Императорского Дома».

В параграфе 10  тех же Основных положений говорится: «Благотворительная, просветительская, научная, культурная, издательская и прочая деятельность Российских Императорских и Царских Орденов осуществляется за счет добровольных пожертвований кавалеров и кавалерственных дам и иных поступлений, в строгом соответствии с действующим законодательством».

Также, учитывая обстоятельства нынешнего времени и ограниченность в  средствах Российского императорского дома и состоящих при нем учреждений, параграфом 8 Основных положений «Учреждения о Российских императорских и царских орденах» установлено, что «Знаки Российских Императорских и Царских Орденов приобретаются или заказываются кавалерами (кавалерственными дамами) самостоятельно, являются их собственностью и после их кончины остаются в их семьях (без права ношения)».

Таким образом, 1) акт возведения в достоинство кавалеров и кавалерственных дам Российских императорских и царских орденов не связан ни с какими затратами; 2) любое участие в благотворительной и иной социокультурной деятельности для кавалеров является сугубо добровольным; 3) самостоятельное приобретение ЗНАКОВ орденов не имеет ничего общего с приобретением КАВАЛЕРСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА. Кавалеры и кавалерственные дамы вправе заказать или приобрести знаки орденов где им угодно. Это положение введено исключительно для того, чтобы избежать трат на церемониальную часть в ущерб благотворительной работе.

То же самое касается возведения в дворянское достоинство Российской Империи. Этот почетный статус присваивается исключительно за заслуги перед Отечеством, без каких бы то ни было затрат со стороны награждаемого.

Что касается титулов (в российской аристократии существуют три титула: князя, графа и барона), то глава Российского императорского дома е.и.в. государыня великая княгиня Мария Владимировна, обладая в полной мере правом пожалования, практически его не применяет, за редчайшим исключением.

За весь период возглавления великой княгиней Марией Владимировной  дома Романовых (с 1992 года) имело место только несколько случаев ПЕРЕДАЧИ исторических титулов в рамках древних родов, при угасании титулованной ветви и наличии нетитулованных линий, происходящих от того же родоначальника, а также несколько присвоений титулов российских графов и баронов иностранным подданным, оказавшим Российскому императорскому дому существенную помощь в его служении России. Разумеется, эти единичные и экстраординарные в настоящее время акты оформляются также безвозмездно.

Каковы на практике формы признания Российских императорских и царских орденов и других пожалований Российского императорского дома?

 Ордена Российского императорского дома имеют такой же статус, как и ордена других нецарствующих династий, включены в регистр «Международной комиссии по изучению рыцарских орденов» (ICOC),  отражены в авторитетных научных публикациях.

 Возведение в достоинство кавалеров и кавалерственных дам  осуществляются на протяжении многих десятилетий, с первых лет пребывания императорского дома в изгнании (списки кавалеров опубликованы на сайте www.saintanna.ru).

 Российские династические ордена признаются не только главами других царственных домов, но и Русской православной церковью (предстоятели, высшие иерархи и многие священнослужители которой сопричислены к орденам дома Романовых, и некоторые непосредственно участвуют в деятельности Кавалерской думы императорского ордена Святой Анны и иных учреждений при Российском императорском доме), другими Поместными Православными церквами, Римско-Католической и Армяно-Григорианской церковью, исламскими духовными лидерами, духовным лидером буддистов России Пандито-Хамбо-Ламой…

 В числе награждённых – многие государственные, религиозные, военные и общественные деятели России, а также ряда других государств (например, Украины, Армении, Узбекистана, Святейшего Престола, Суверенного Мальтийского Ордена).

Кавалерами российских императорских и царских орденов являются председатель Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации С.Е. Нарышкин, председатель Президиума Верховного суда Российской Федерации В.М. Лебедев (которому разрешение принять ордена от главы Российского императорского дома было официально оформлено постановлением Коллегии судей РФ), многие министры, губернаторы и главы национальных республик Российской Федерации, члены Совета Федерации и депутаты Государственной думы, генералы и офицеры, священнослужители, деятели науки, культуры и искусства. К высшему ордену Российского императорского дома Романовых Святого Андрея Первозванного и, соответственно, вместе с ним к другим российским династическим орденам первых степеней, сопричислены патриархи Русской православной церкви Алексий II (1929-2008) и Кирилл.

Среди кавалеров Российских императорских и царских орденов – многие достойные представители русской эмиграции, и иностранцы, отмеченные за активное участие в научных, культурных, экономических связях с Россией, за помощь зарубежным приходам Русской православной церкви и за другие заслуги перед Россией и российской  культурой.

Не присутствует ли в пожаловании династических орденов некоего элемента привлечения сторонников, своего рода «вербовки» потенциальных монархистов среди чиновничества, духовенства, офицерства и авторитетных представителей общественности?

  Никакого «подкупа», даже косвенного, в возведении в достоинство кавалеров и кавалерственных дам Российских императорских и царских орденов нет. Российский императорский дом и легитимисты стараются привлечь единомышленников только путем дозволенного законами и моралью распространения своих идей и предоставления объективной информации в печатной, электронной и устной форме.

 В Основных положениях «Учреждения о Российских императорских и царских орденах» чётко говорится: «13) В достоинство кавалеров (кавалерственных дам) Российских Императорских и Царских Орденов могут быть возведены лица любой национальности, вероисповедания, гражданства, социальной принадлежности и общественно-политических убеждений. 14) Возведение в достоинство кавалеров (кавалерственных дам) Российских Императорских и Царских Орденов ни на кого не накладывает никаких обязательств политического свойства. Принятие сего Высочайшего акта необходимо подразумевает лишь уважительное отношение к Российскому Императорскому Дому и признание его исторической институцией – фамильной корпорацией, имеющей несомненную преемственность с момента своего возникновения, являющейся хранительницей совокупности духовных и культурных ценностей российской государственности периода 862–1917 гг. и осуществляющей деятельность по своим внутренним историческим правовым установлениям и традициям».

Естественно, без уважения к Российскому императорскому дому и без признания его исторического статуса принятие любых знаков внимания и наград от него было бы лицемерием и абсурдом. Но в числе кавалеров, да и вообще, всех соотечественников, относящихся к Российскому императорскому дому объективно, уважительно и дружелюбно, могут быть не только приверженцы идеи монархии, но и люди с республиканскими и какими угодно иными общественно-политическими взглядами и убеждениями.

 А для награждений и присвоения почетного статуса для Российского императорского дома не существует иных критериев, кроме служения Отечеству и творения добрых дел.

Теперь в Российской Федерации существуют государственные  ордена Андрея Первозванного, Александра Невского, Святой Екатерины. Нет ли здесь конфликта и «столкновения интересов», противоречащего действующему законодательству?

 Нет, никакого конфликта и противоречия законодательству в существовании одноименных орденов нет и быть не может.

 Поскольку ордена являются в первую очередь корпорациями, главным в их бытии является не внешний вид знаков и не схожесть в наименованиях, а статуты, то есть регламентирующие организационно-правовые акты.

 Императорские фамильные ордена в силу  их исторических статутов и несомненного приоритета в учреждении являются неотъемлемым достоянием Российского императорского дома. Его члены становятся кавалерами этих орденов по праву рождения. Его главы имеют исключительное право возводить в достоинство кавалеров этих орденов других лиц.

 Государство, разумеется, имеет полное право учреждать любые ордена, в том числе одноименные императорским и царским орденам. Знаки этих республиканских орденов могут быть в большей или меньшей степени схожи со знаками императорских и царских орденов. Но это ДРУГИЕ ордена, так как у них совершенно другие статуты.

 Существование, например, императорского ордена Святого Андрея Первозванного нисколько не противоречит существованию государственного ордена Святого Андрея Первозванного Российской Федерации, также как не противоречит этому и существование ордена Святого  Андрея Первозванного Русской православной церкви. Это три разных одноименных ордена, с разными статутами.

 Чтобы не возникало недоразумений и путаницы, в актах о причислении к орденам Российского императорского дома всегда указывается их полное наименование: такое-то лицо возводится в достоинство кавалера (или кавалерственной дамы) ИМПЕРАТОРСКОГО ОРДЕНА или кавалера ИМПЕРАТОРСКОГО И ЦАРСКОГО ОРДЕНА (для орденов польского происхождения Белого Орла и Святого Станислава).

 Возвращаясь к вопросу о дворянстве, насколько принято в мире пожалование дворянства и урегулирование различных вопросов в среде исторического дворянства нецарствующими династиями? Связаны ли с дворянством какие-нибудь привилегии? Каков его статус в Российской Федерации?

 Главы нецарствующих династий, в чьих странах существовало дворянство[4],  сохраняют статус fons honorum – “источника чести” и имеют право издавать акты, определяющие почетный статус отдельных лиц и родов.

 Пожалования дворянства и титулов в изгнании известны с давних времён (например, Стюарты, Бурбоны в XVIII-XIX вв., Итальянский королевский дом после 1946 г.), причём эти акты признавались и официальными учреждениями иных стран (например, титулы, пожалованные низложенным и изгнанным королём Италии Умберто II, официально признаются за кавалерами Суверенного Мальтийского ордена).

 Аналогичные акты, изданные главами Российского императорского дома в изгнании, в частности, пожалованные ими титулы и гербы, зарегистрированы геральдическими службами Англии (College of Arms), Шотландии (офис Lord Lion), признаются Суверенным Мальтийским орденом.

 На протяжении всего существования Российского императорского дома в изгнании он, как и ряд других династий, продолжает осуществлять свои функции арбитра и в дворянских делах. Представители старого дворянства, сохраняющие верность заветам и памяти своих предков и принципу легитимизма, обращаются к главам династии с прошениями об утверждении гербов, присоединении угасших фамилий и титулов, т.е. по тем вопросам, которые, по законам Российской Империи, должны были решаться именно по усмотрению императоров.

 Руководствуясь дворянским законодательством Российской империи, главу Российского императорского дома признает высшим арбитром во всех дворянских делах Российское дворянское собрание – общероссийская дворянская ассоциация, созданная в 1990 г. и объединяющая несколько тысяч потомков российских дворян, живущих в России и других странах, где есть российская диаспора.

 Пожалования дворянского статуса осуществляются либо в силу возведения в достоинство кавалера или кавалерственной дамы того или иного императорского ордена, или (реже) прямым актом о возведении в дворянское достоинство Российской империи.

 В ходе революции 1917 года российское дворянство утратило государственный статус и все остававшиеся на тот момент у него привилегии (что закрепил в советской юридической системе декрет Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) и Совета народных комиссаров (СНК) от 10 ноября 1917 года «Об уничтожении сословий и гражданских чинов»). Но как историческое явление, российское дворянство продолжает существовать в рамках исторического права, имеющего социокультурное значение, и признаётся в некоторых странах с монархическим строем, иностранными дворянскими организациями и рыцарскими орденами.

 Созданная по указу главы Российского императорского дома от 25 марта 2001 г. Герольдия при Канцелярии Российского императорского дома предоставляет возможность “легитимного, юридически безупречного рассмотрения доказательств дворянского происхождения и оформления документов, подтверждающих принадлежность к российскому дворянству как почётной исторической корпорации”.

 Что касается прежних сословных привилегий любого характера, то они безвозвратно ушли в прошлое. Глава Российского императорского дома неоднократно официально и публично заявляла, что о восстановлении привилегий дворянства не может идти речи даже в том случае, если в России когда-либо будет восстановлен монархический государственный строй. Дворянское достоинство, как приобретенное по наследству, так и полученное в наше время в силу пожалования, является почестью исключительно ДУХОВНО-МОРАЛЬНОГО характера, не имеющей никакой политической и материальной  составляющей и не предоставляющей ни сейчас, ни в будущем никаких правовых преимуществ перед другими согражданами.

Некоторые потомки титулованных родов в России и в эмиграции оспаривают факт существования Российского императорского дома или, по крайней мере, наличие у него законной главы. Есть также дворяне, которые не заходят столь далеко, и относятся к великой княгине Марии Владимировне и ее сыну и наследнику великому князю Георгию Михайловичу с уважением, но подвергают сомнению  их право пожалования дворянства и возведения в достоинство кавалеров орденов. Иногда подобные заявления звучат от имени некоторых дворянских организаций. С чем это связано, и как Вы это могли бы прокомментировать?

 Попытки оспорить факт существования Российского императорского дома или права его законных наследственных глав, от кого бы они ни исходили, не имеют никакого юридического обоснования. С правовой точки зрения любые нападки рассыпаются в прах при знакомстве с текстом закона. А попытки дискредитировать императорский дом распространением негативной информации о нём, при объективном изучении исторической действительности оказываются или сознательной клеветой в духе геббельсовской пропаганды, построенной на принципе «чем чудовищнее и нелепее ложь, тем легче в неё поверят», либо пересказом сплетен с чужих слов.

 Остается только скорбеть, что некоторые потомки некогда славных старинных  родов утратили представления о чести, забыли идеалы своих предков и продолжают в наше время дело худших представителей аристократии, перед революцией клеветавших в своих салонах на свв. царственных страстотерпцев императора Николая II и императрицу Александру Феодоровну.

 К счастью, таких лиц не так уж много. Они бывают заметнее в силу их агрессивности, скандальности и озлобленности[5].  Но большая часть потомков дворянских родов относится к Российскому императорскому дому с уважением, а если и высказывает какие-то необоснованные мнения, то не по злому умыслу, а по причине недостатка информации и её анализа.

 Безусловно, каждый человек имеет право на собственные мысли и мнения. Всегда есть какая-то часть общества, которая принципиально отвергает традиционные ценности и институции, считает их отжившими и ненужными, старается доказать, что им не место в современной жизни. Российский императорский дом и его единомышленники  не могут разделять такие взгляды, но и не отрицают права других их высказывать. Однако, когда такие или подобные заявления звучат из уст людей, ценящих свое дворянское происхождение, это является самоуничтожающим абсурдом. Такие лица уподобляются персонажу притчи, усердно пилившему сук, на котором он сам сидел.

 Дворяне, подвергающие сомнению исторические права глав Российского императорского дома на основании того, что он утратил власть в силу революции, странным образом «забывают», что та же революция упразднила дворянство и законодательно закрепила в Конституции «беспощадное подавление» его потомков.

 Если Российского императорского дома больше не существует, или он не имеет никаких прав, то тогда, тем более, не существует больше никакого дворянства.

 Российское дворянство исторически сложилось как служилое сословие, приобретавшее свои права и получавшее обязанности от государей – глав царственных династий. Родовитая титулованная аристократия тоже сформировалась в системе династической наследственной монархии, как её подчиненная часть. Поэтому дворянам, считающим, что главы Российского императорского дома нет, или что он утратил свои права, следует начать с себя, и либо выйти из дворянских организаций и навсегда забыть о своих титулах, уничтоженных революцией, либо преобразовать эти организации в общества изучения генеалогии, не делая акцента на сословной принадлежности их членов и не ставя никому никаких ограничений для вступления.

 Может существовать монархическая система без дворянства. Но дворянства без монархической системы ценностей и без стержня этой системы – царственной династии, быть не может.

 Дворянство сохраняет право на существование как историческое явление лишь в системе традиционных монархических идеалов, правовых норм и принципов,  в которой законная династическая наследственность выполняет ту же функцию, которую в Церкви выполняет апостольская преемственность. Как каноническая Церковь не существует без епископата и предстоятеля, так и монархическая система ценностей и институций  не существует без исторической династии и ее главы.

 Дворяне, отрицающие права главы своего императорского или королевского дома аналогичны священникам, вышедшим из канонического подчинения своим епископам.  В обоих случаях это не только частное нарушение принципов авторитета, иерархии и дисциплины, но принципиально ложная, нелогичная, беззаконная и сектантская позиция, уничтожающая ОСНОВЫ бытия дворянства и духовенства как исторического явления.

 Российское дворянское собрание, объединяющее в своих рядах  большую часть потомков российских дворянских родов, пожелавших вступить в дворянское сообщество, в своих уставных и программных документах зафиксировало приверженность принципу легитимизма и признание прав законных наследственных глав Российского императорского дома.

 Ныне существующие эмигрантские дворянские организации не занимают официальной позиции по вопросу российского престолонаследия. Декларации по этому вопросу отдельных лиц выражают их сугубо частные мнения. В любом случае, отрицание или игнорирование прав глав Российского императорского дома со стороны таких лиц или ассоциаций юридически ничтожно и исторически необоснованно.

 Со времени царствования Петра I Великого (1682-1725) российское дворянство постоянно пополнялось лицами самого разного происхождения, получавшими дворянское достоинство от государей за заслуги перед нашей страной. Да и в предшествующий период первые цари из дома Романовых после Смутного времени верстали на дворянскую службу и казаков, и крестьян, и других верных сынов Отечества.

Акты главы Российского императорского дома продолжают традицию её царственных предков, пополняя российское дворянство (которое в ХХ веке пострадало от революционных репрессий в гораздо большей степени, чем в Смутное время XVII века) достойнейшими согражданами. Несомненную легитимность и полезность этих актов отметил святейший патриарх Московский и всея Руси Кирилл, отвечая на вопрос об отношении к дому Романовых в современных условиях: «Мария Владимировна поддерживает очень много добрых инициатив, она посещает Россию, она встречается с людьми, она возводит в дворянское достоинство самых простых людей, которые чем-то отличились. Я хорошо вспоминаю, как на Смоленской земле в дворянское достоинство была возведена старушка-крестьянка, которая так много сделала для тех, кто был рядом с ней в тяжелые годы войны и в послевоенное время. Поэтому культурный вклад этой семьи продолжает быть очень заметным в жизни нашего общества» (http://www.patriarchia.ru/db/text/2836965.html).


[1] То есть нескольких лиц с приблизительно равными правами

[2] Тихомиров Л.А. Монархическая государственность. – СПб., 1992. – С. 443

[3] http://www.patriarchia.ru/db/text/2836965.html

[4] Необходимо отметить, что дворянство не является абсолютно неотъемлемой частью монархической системы, например,  в ряде восточно-европейских и балканских монархий – Сербии, Черногории, Румынии, Болгарии,  Греции это сословие формально вообще не существовало

[5] Так, один потомок княжеского рода умудрился за короткий срок сначала обвинить президента Российской Федерации В.В. Путина в том, что он «узурпировал» права Государственной думы (то есть, по сути дела, в установлении диктатуры), а потом подписать низкопробное письмо на имя того же президента В.В. Путина  с клеветническими заявлениями самого дикого и нелепого характера в адрес Российского императорского дома.